Эхо войны…

Подвернулось мне на прошлых выходных пошататься по одному из весьма стандартных туристических направлений в Синеокой. Крево, Гольшаны, прочие окольные деревни и пгт вроде Бенюнов. Погоду естественно выбрали самую располагающую – собачий холод, вода под ногами, процентов 40 времени вода сверху. И даже коньяку эти водители с собой не прихватили. Я прихватил, но из солидарности не прикасался. И так окна в машине потеют как не в себя, когда в мелкой астре дышит 4 горячих финских белорусских лба. Фотографировалось по началу слабо, но 4 ролика плёнки и твёрдая установка без фотографий не возвращаться заставляли крутить фокусировочное кольцо и нажимать на кнопки окоченевшими (перчатки я конечно же тоже не взял, да и как фотографировать в перчатках?) пальцами. А когда закончился второй ролик плёнки и почти стемнело, мы выползли к финальной точке нашего маршрута – немецкому кладбищу 1й мировой. Я к тому времени вполне бодро разгуливал под спорым дождиком, изображая собой иллюстрацию к выражению “руки в брюки”. Но это, с немецкой педантичностью обустроенное мемориальное сооружение заставило меня выматериться сквозь зубы, вщелкнуть в фотоаппарат 3ю плёнку (спасибо Никону за систему протяжки плёнки, окоченевшими пальцами в этой мокроте ту же Минольту чёрта с два я бы зарядил) и таки попробовать сделать кадр. Даже в данном случае КАДР. Ибо редко я сначала думаю, а потом достаю камеру и снимаю. Как правило это параллельный процесс. Собственно снималось уже почти в темноте, и пол-ролика я извёл на банальный повтор, в надежде, что хоть раз я продержу камеру неподвижно 1/15 секунды. Вроде продержал:



Изопанхром Тип-17 EI320, Микрофен 1+3 – 10 минут.

Pocket