Вильнюс.

Сонное утро, электричка с тагом в Foursquare “Хогварц-экспресс для студентов ЕГУ”, очередь на пограничный контроль уже в самом Вильнюсе, которой не хватает только воинственных надписей “На Акрополис”. Вильнюс встретил моросящим дождем с ветром и всем остальным, чем положено. Денег на вокзале менять поленились, решили что найдем обменник где-то в городе. Хрен вам, дорогой Иа, как показала практика. Кто тут жаловался на работу банков в Минске? Местные вообще работают Пн-Чт с 10 до 19, и Пт – до 1630. Суббота, воскресение – выходной. Это мы выяснили чуть попозже, уже посидев в какой-то околошоколадной тематики кофейне, в которой, употребив кофе с виски и чиз-кейк, пришли к выводу, что жизнь налаживается.
Жизнь и вправду налаживалась: дождь кончился, стремительно теплело, а мы топали в направлении башни Гедимина, уже улыбаясь, и, к случаю и без, поминая старый анекдот про не совсем эту страну. Тот, который “Шарикас, Шарикас! – Гавс! Гавс!”. В башне Гедимина на вопрос, можно ли оплатить вход внуть, что в переводе наверх кредиткой, услышали умучанно-нервное “НЕТ!”. Таки не Европа, пробормотали мы под нос, разглядывая местные пейзажи с высоты самой насыпи, на которую можно попасть безвозмездно, то-есть даром. Покружив по старому городу, зашли на вокзал и раздобыли денег. Таки не Европа, повторил я еще раз, когда ко мне попытался прицепиться местный облегченный вариант отечественного гопника. Гуляли по городу, смотрели по сторонам, ничего особо не планируя, просто наслаждаясь тем, что солнце засветило, небо было синим, а улицы узкими и незнакомыми.
Внезапно очень понравилось бродить по местному университету. Он вроде и новый со всех сторон, и дворики – просто дворики, но видимо мы уже дошли до точки не столь ответственного восприятия, вытоптав мысли рабочей недели, развесив их обрывки по многочисленным фонарям, законопатив их в стыки брусчатки. Я завис во дворе с кленом, потому что вспоминал белое древо, или как-там его, которое росло во дворе школы магов у Урсулы ЛеГуин в Волшебнике Земноморья. А потом мы заселялись в шкаф, в которм был еще один шкаф. в большом шкафу была кровать, стол и стул, а в маленьком – душевая и туалет. Оно реально шкаф, но чисто и даже забавно. Ужинали в Портобелло, сосватанном буквально за день до поездки друзьями. Благо паб этот в 500 метрах буквально от нашего места постоя. Инглиш паб, да. С весьма неплохим для недублина Гиннессом и традиционными закусками типа бургеров и Seafood Chowder. Очень animal friendly, наше присутствие там скрашивали 2 чудесных собака, похожих на биглей, но не бигли. Бигли, как нам показалось, должны быть пошире an face. Дальше снова гуляли, разговаривали о какой-то ерунде, поклонялись местной филармонии, которая конечно не Белостокская, но наверное тоже может послужить объектом для поклонения. Остаток вечера провели в замечательном винном баре. Сухое красное, пармская ветчина, мягкий сыр, и снова разговоры, перемежаемые перекурами на специально укрепленных для перекуривания подоконниках. В воскресение пытались найти экономическое чудо в местном Озас’е, мучительно выбрали по паре обуви и какой-то еще мелочи необязательно, видели в очереди на паспортный контроль одного известного в узких кругах белорусского фотографа и поздоровались с широкоизвестным молодым оппозиционером в местном дьюти-фри. Вот такие получились выходные. Медитативные и отдыхательные. Как говорил один очень творческий сантехник – камеру не доставал, снимал помидоркой.

Pocket